О том, как Румыния оккупировала Молдову. Исторические факты /Василий Стати/

«История не учительница, а надзирательница:
magistra vitae, она ничему не учит, а только
наказывает за незнание уроков»
В.О.Ключевский, 1893 г.

В эти дни исполняются 98 лет со дня начала разбойного нашествия королевской Румынии на Пруто-Днестровскую Молдову, находившуюся под юрисдикцией России с 1812 г., когда «Румынии» даже в проекте не существовало.

Как доказал еще в 1976 г. румынский академик К.К.Джуреску, Пруто-Днестровская Молдова («Бессарабия») «почти половину тысячелетия (1359 — 1812) принадлежала Молдове, которая существовала с XIV в., задолго до возникновения Объединенных Княжеств, затем «Румынии» в 1878 г. То есть, Пруто-Днестровская Молдова никогда не принадлежала «Румынии»!

2 декабря 1917 г. на землях между Прутом и Днестром «провозглашается Молдавская Демократическая Республика в составе Российской Федеративной Республики как равноправный член». Ее органом власти стал Сфатул Цэрий (Краевой Совет), исполнительным органом — Совет генеральных директоров… Однако…

В начале января 1918 г. четыре румынские дивизии напали на Молдавскую Демократическую Республику. Хотя решение о вторжении в Молдавскую Демократическую Республику, по согласованию с немцами, было принято румынским правительством в декабре 1917 г., «в первые дни января 1918 г. румынские войска перешли Прут… и в короткое время (январь — август 1918 г.) оккупировали всю Бессарабию» (П. Казаку, член Сфатул Цэрий).

Разбойное нападение и захват румынскими дивизиями (сначала 4, а потом 8!) Молдавской Демократической Республики, находящейся под юрисдикцией России, представлены румынскими политиками и румынской историографией как «унире» (объединение).

Посмотрим как на самом деле состоялась и когда завершилась румынская химера по имени «унире».

По свидетельству румынского дипломата К.Арджетояну, очевидца и участника захватнической операции по имени «унире»,

«Бессарабия была присоединена к матери-родине если не в момент, когда было решено направить наши войска за Прут (26 декабря 1917 г.), то, по меньшей мере, тогда, когда наши войска вступили в Кишинев» — 14 января 1918 г., когда генерал-захватчик Е.Броштяну объявил Кишинев на осадном положении (C.Argetoianu. Memorii, V).

С этого дня и до ноября 1918 г. «Сфатул Цэрий существовал только на бумаге» (Н.Йорга), потому что все административные рычаги захватил генерал Е.Броштяну (I.Ţurcanu. Unirea…).

С января 1918 г. по июнь 1940 г. Молдавская Демократическая Республика, превращенная оккупантами в «румынскую провинцию», была на осадном положении…

«После прибытия румынских войск, Бессарабия подверглась режиму чрезвычайного произвола, который, по моему мнению, не поддаётся никакому сравнению. Думаю, что лишь в каком-нибудь уголке Африки может случиться что-либо подобное… ( Ал.Мыцэ, депутат «от Бэлць» в румынском парламенте).

1918, октябрь. На восьмом месяце румынской военной оккупации член Сфатул Цэрий Николай Александри выступил с манифестом Румынская мания грандиоза: «…Наша крестьянская масса числом около двух миллионов человек сплошь поголовно до того возмущена политикой наших румынизаторов-политиканов, распущенностью войск и жандармов, что самым настоящим образом мечтает об отделении от Румынии. Они готовы присоединиться к кому бы то ни было, только чтобы отделиться от Румынии…

Если мы не отстоим за собой право быть хозяевами в своём доме, если порядки Румынии, которые спешно заводятся в нашем крае, уцелеют, мы сделаем скачок назад лет на сто. Мы погибли. Тогда остаётся нам ждать, чтобы нашу судьбу решили другие». I.Ţurcanu. Unirea Basarabiei. 1998. P. 284 ‒ 291.

Декабрь 1918 г. Молдавская Демократическая Республика уже 12 месяцев стонет под оккупацией 8 румынских дивизий. О «фатальных последствиях политики правительства»…

В условиях «полного экономического развала в Бессарабии, недавно такой цветущей (до румынской оккупации), а теперь совершенно обнищавшей и голодной — под румынской оккупацией — подавляются все элементы социального контроля, душатся все гражданские свободы, попираются неприкосновенность граждан, права национальных меньшинств, искусственно раздуваются национальный антагонизм и вражда между народами, которые до сих пор жили в дружбе и братстве…» (Из Меморандума «депутатов от Бессарабии» румынскому правительству).

1920 г. Отчет румынской парламентской следственной подкомиссии о расследованиях в уезде Бэлць. Из Рапорта префекта уезда Ионеску (№ 8620 от 10.08.1920 г.) Министерству внутренних дел Румынии:

«Сельское население этих мест („Бессарабии“), всё чисто молдавское, терпеливое, миролюбивое и мирное, с честной и чистой душой, при честном, достойном и правильном правлении легко можно было приблизить к нам, тем из королевства, но так много было злоупотреблений, такими ужасными были несправедливости и притеснения вначале, что с тех пор, особенно жандармы и не только они, но и другие служащие вырыли пропасть между теми, кто отсюда, и теми, кто из королевства, и она будет углубляться.

Непониманию между местным населением и чиновниками, прибывшими из Румынии, во многом способствовало и отличие взглядов, умонастроений, обычаев и даже культуры» Ионеску, префект уезда Бэлць, 1920 — 1921 гг.

Подобные письменные свидетельства об истязаниях, грабежах, избиениях, убийствах, насилиях, издевательствах румынской военщины, жандармов, агентов сигуранцы, перчепторов над беззащитным населением оставили депутаты, сенаторы «от Бессарабии» П.Халиппа, К.Стере, И.Пеливан, Е.Попович, И.Кодряну и др.

Зарубежные авторы и даже румынские политики свидетельствовали, что так называемое «унире» было агрессивным актом, вооруженным захватом чужой страны.

Военный атташе Франции в Румынии генерал Петэн в донесении О румынской политике в Бессарабии информировал (15.09.1919 г.) свое правительство: «Оккупация Бессарабии была осуществлена румынами с цельюрумынизировать эту страну так, как понимали это оккупанты. Но, судя по их действиям, можем считать, что Бессарабия — это вражеская захваченная территория» (Vincent Boulet, France).

«…Неразумные офицеры (румынские) бросали направо и налево слово „большевик“, как пощечину, и вели себя как во вражеской стране» (Mihail Sadoveanu. Drumuri basarabene, 1919).

Даже премьер-министр Румынии Ал.Маргиломан вынужден был признать: «Кавалерия (генерала Скина) ведет себя как на завоеванной территории (в Бессарабии). Поражаюсь всеувеличивающимся грабежам…» (Al.Marghiloman. Note politice, III).

Американский политолог Ч.Кинг напоминал: «Бессарабия — этотерриториальная добыча, место которой в составе Великой Румынии никогда не было обеспечено каким-либо международным договором» (Ch.King. Moldovenii).

1924 г. Шестой год румынского управления оккупированной Молдавской Демократической Республикой. Обращение 29 «бессарабских» депутатов и сенаторов к румынскому королю.

«С сельским населением, в подавляющем большинстве молдавским, достаточно было нескольких лет человеческого режима и корректной администрации, чтобы никто в Бессарабии даже не вспомнил своего столетнего отчуждения.

К несчастью, уже шесть лет Бессарабией управляют таким образом, каким невозможно сегодня управлять даже черными колониями в Африке… Без каких-либо гарантий гражданских прав и свобод, управляемое в течение 6 лет коррумпированной, безответственной и неконтролируемой олигархией, население, лишенное средств законной защиты, фатально стало жертвой подавления и угнетения до такой степени, что остаются безнаказанными даже убийства, совершаемые официальными властями

Нынешний режим в Бессарабии не может быть сохранен..!»

Любой, умеющий читать, здравомыслящий человек, сравнивая ужасы, издевательства, грабежи, беззакония, творимые румынскими оккупантами в захваченной Бессарабии в 1918 — 1924 гг., с сегодняшним положением народа Молдовы, ограбленного, униженного, доведенного до позорной нищетыпрорумынскими правительствами 1999 — 2015 гг., не может не констатировать очевидного совпадения.

Катастрофическое положение доведенного до отчаяния народа Молдовы, иссякающая база ограбления, антирумынские восстания: Хотинское (1919 г.), Бендерское (1919 г.), Татарбунарское (1924 г.) вынудили оккупантов попытаться сформулировать разного рода предложения по решению «проблемы Бессарабии».

Однако, по заключению К.Стере, «Все „расследования“ и „санкции“ не дадут никакого результата и не имеют никакого значения, пока существует сама (румынская) система ужасов, которой даже негры из африканских колоний не могут завидовать» (C.Stere. Ororile din Basarabia. 1922).

1926 г. Восьмой год румынского управления оккупированной Молдавской Демократической Республикой. Заключение молдавского социолога И.Маковея.

Все предложения по возрождению, по восстановлению ограбленного, доведенного до позорного обнищания румынским оккупационным режимом Пруто-Днестровского края, «неверны по сути». «Потому что все решения „проблемы Бессарабии“, доведенной до катастрофы, полностью игнорируют душу молдавского народа, его сознание, которое, возрожденное и направляемое, само решит свою судьбу во всех областях жизни. Следовательно, необходимо особое внимание этому самосознанию…» Ştefan Ciobanu. Basarabia. 1926. P. 225.

1940 г., 2 августа. Освобожденная Пруто-Днестровская Молдова провозглашается союзной республикой и входит в состав СССР какМолдавская Советская Социалистическая Республика (МССР), с которой объединились 6 районов Левобережья Днестра.

1941 г., февраль. Верховный Совет МССР принимает Конституцию, утверждает правительство. МССР имеет все атрибуты современного государства, но не имеет своих границ, не является субъектом международного права… Молдавский язык не функционировал в системе государственного управления, в городских дошкольных учреждениях…

1944 — 1989 гг. Возродившись из руин, пережив жестокую засуху, страшный голод, насильственные депортации, народ Молдовы, предельно мобилизовав свои усилия, поистине самоотверженным трудом, при помощи других республик, прежде всего России (Спасительная миссия А.Н.Косыгина!), к 1990 г. превратил Молдову в действительно цветущую республику. К 1990 г.Республика Молдова была в зените своего поступательного развития.

1989 г., август — сентябрь. Верховный Совет МССР дополняет Конституцию ст.70(1): «Молдавский язык является государственным языком МССР».

Это конституционное положение — молдавский язык является государственным языком Республики Молдова — включено в Закон о функционировании языков на территории Республики Молдова, принятый 1.09.1989 г. и вошло в Высший закон Республики Молдова, принятый 29.07.1994 (ст.13).

1990 — 1993 гг. Развертывание тотальной румынизации.

Воспользовавшись исчезновением «старшего брата», румынские реваншисты решили заменить его чьей-то «матерью-родиной» — «patria-mumă».

В конце 1990 г. прорумынский кишиневский премьер-министр М.Друк обратился с просьбой к румынскому правительству вмешиваться во внутренние дела Молдавской Республики. Тогда срочно была разработана «Самая секретная операция румынского правительства Свобода Бессарабии» (координатор — румынский министр А.Вэтэшеску).

Ее главная цель: «отделение Бессарабии от СССР», отказ от любых связей с Российской Федерацией.

Как и сегодня, стратеги «Великой Румынии» рассчитывали, что экономическая разруха и обнищание населения, политический хаос (парад «альянсов», правительственная чехарда) превратят захваченную Республику Молдову в «румынскую провинцию».

1990, 23 июня. Уникальное в мире парламентское постановление: «высший представительный и законодательный орган народа Молдовы» утвердил Заключение комиссии Верховного Совета ССР Молдова по политико-юридической оценке Советско-германского договора о ненападении и Дополнительного секретного протокола от 23 августа 1939 г. (утративших свою силу еще утром 22.06.1941 г. — В.С.), а также их последствий для Бессарабии и Северной Буковинысчитать«ПРОВОЗГЛАШЕНИЕ 2 АВГУСТА 1940 Г. МОЛДАВСКОЙ ССР НЕЗАКОННЫМ».

Этим уникальным по своей безграмотности и безответственности актомпарламент Республики Молдова объявил незаконным существование Молдавского Государства и исключил из его состава молдавские районы Левобережья Днестра. При этом, ни чуть не смущаясь, уже 25 лет правят и тотально грабят это «незаконное» государство, высказывают претензии Приднестровью, от которого официально отказались еще 23 июня 1990 г.

Уму непостижимо: это политически безграмотное, антимолдавское, антигосударственное постановление до сих пор не аннулировано!

С 1990 г. нахраписто вводятся румынские нравы, порядки, символы, ориентиры… Незаконно навязываются «румынский язык», «история румын», «румынский гимн», «герб великой Румынии», «знамя И.Антонеску», что, в конце концов, привело к расколу Молдовы.

Эти нравы, эти беззакония жестко, административно навязываются по сей день!

1991 г., август. Бурлящей толпе на площади агенты 5-ой румынской колонны В.Недельчук, В.Матей, Ал.Мошану, И.Гадыркэ читают написанную румынскими агентами в штатском М.Дину, А.Преда, В.Стан румынскую декларацию о «независимости» Республики Молдова — безграмотную бумагу, фальсифицирующую историю Молдовы, противоречащую Конституции Молдовы (ст. 10, 13), действующему законодательству.

Румынская декларация о «независимости Республики Молдова», названная молдавским историком И.Цуркану «декларация об объединении с Румынией», преследовала цели:

— официализация — внедрение в европейский информационный оборот румынского, якобы, характера Молдовы,

— оправдывание, на основе этой румынской политической диверсии, развертывания разных акций по политико-идеологическому захватуРеспублики Молдова, которые начались тогда же.

1991, 27 августа. Декларацией в связи с провозглашением независимости Республики Молдова правительство Румынии объявило, что воспринимаетнезависимость Молдовы только как шаг к объединению с Румынией. Синтагмы «Провозглашение независимого румынского (?) государства на территории, занятой силой», «устранение последствий, направленных против прав и интересов румынского народа» (?) ясно выражают неприятие румынским правительством молдавской государственности.

Ссылкой на «устранение последствий Пакта Риббентропа — Молотова» румынское правительство фактически требует аннулирования территориально-политических последствий Парижского договора 1947 г.

Таким образом румынское правительство выражает территориальные претензии к Республике Молдова.

Такими же территориальными претензиями и великорумынской спесью проникнуты декларации обеих палат румынского парламента от 28.08.1991 г., Румынской академии наук от 11.09.1991 г. и др.

Выступая в Бэиле Херкулане (октябрь 1994 г.), президент Румынии И.Илиеску обозвал Республику Молдова «второе румынское государство». Он заявил: «Мы поддерживали и поддерживаем укрепление ее независимости от бывшей империи (советской), но не от Румынии». Никто из правящих «жуликов от кишиневской политики» не дал резкого, достойного отпора подлым территориальным претензиям румынского реваншистского экспансионизма.

Преступное пресмыкательско-соглашательское молчание кишиневского правящего класса — это публично афишированное доказательство, что РЕСПУБЛИКА МОЛДОВА — ЗАХВАЧЕННОЕ ГОСУДАРСТВО.

1992 — 1993 гг. Попытка приостановить всеобщую румынизацию Республики Молдова: под давлением широкой общественности, вследствие проявления принципиальной позиции, энергичных действий промолдавских сил: парламентского клуба «Вяца сатулуй», политического движения «Унитате — Единство», Патриотического движения «Про Молдова» прорумынский (в своем большинстве) Верховный Совет самораспустился.

1994 — 1998 гг. Первое и последнее, пока, правительство Про Молдова.

1998 — 2005 гг. Вопреки тому, что с 1998 г. в Молдове правили, будто бы, силы промолдавской ориентации, вся система государственного управления по своей идейно-политической направленности и деятельностипо составу осталась прорумынской, унаследованной от незабвенного М.Друка. «Сердцевина этой политики — русофобия» (А.Чубашенко), шумовое оформление, конкретные подрывные антимолдавские акции от Страсбурга до Колоницы — румынские.

Всем госчиновникам, депутатам, судьям, офицерам госбезопасности и полиции, присягнувшим на верность чужой стране, благосклонно разрешено править, указывать что делать, с кем и как поступать молдаванам, гражданам Молдовы, арестовывать, обвинять и судить их — как в 1918 — 1940 гг.!

Ни одно антимолдавское постановление, ни одно двустороннее соглашение, благоприятствующее новым румынским патронам, ни один антигосударственный закон, прямо и нахраписто насаждающий румынизм, как первое условие для территориального захвата Молдавского Государства, не отменен!

«Кишиневские жулики от политики», странопродавцы и банкопотрошители с таким остервенением и тупостью толкают Молдову в пропасть исчезновения как государства — что угрожает мирной обстановке в центре Европы! — что встревожили своих «проевропейских поводырей».

Известные авторитетные европейские деятели неоднократно указывали прорумынским правителям Республики Молдова на необходимость проведения самостоятельной (ни про-турецкой, ни про-румынской, ни про-русской) государственной политики.

Зам. председателя Комиссии по внешним делам Сената Франции Андре Дюле, находясь официально в Кишиневе, в 1999 г. подчеркнул:

«Приоритетом Республики Молдова является консолидация государства для достижения утерянной почти 500 лет назад независимости. В этих целях Республика Молдова должна решать несколько задач:

— восстановление территориальной целостности, утерянной вследствие приднестровского конфликта» (что достижимо лишь путем федерализации);

— «утверждение национальной идентичности»: неуклонное, последовательное соблюдение всей государственной системой прав и свобод, достоинства государствообразующей нации, всего народа Молдовы;

— «установление (равноправных, равноудаленных, взаимозаинтересованных, взаимоуважительных) отношений с русским и румынским влияниями…».

Но именно в 1999 г., высокомерно отвергая эти рекомендации, нагло пренебрегая интересами своей страны, растаптывая государственное самосознание и достоинство молдавского народа, прорумынские правителиоткрыто начали проводить прорумынскую реваншистскую политику по превращению Республики Молдова в «румынскую провинцию».

Планомерное, прогрессирующее разрушение исторических, национальных основ молдавского народа, политико-идеологический захват (всеобщая румынизация) создали условия для беспредельной официальной коррупции, для тотального безнаказанного грабежа всенародного достояния, длядальнейшего раскола Молдовы.

Даже высокопоставленные представители европейских структур (последним был Пиркка Тапиола, 31.12.2015 г.) указывают кишиневским партийным боссам, что если хотят, чтобы их страна — Молдова сохранилась, ее руководители, ее правительство, ее политика должны быть молдавскими, в интересах народа Молдовы — ПРО МОЛДОВА.

Штефан Фюле, экс-комиссар Совета Европы, официально заявил недавно, в 2015 г., в Кишиневе, что правительственные структуры, всё правительство страны не должны использовать пустозвонный слоган «проевропейское правительство» (понимаемое Санду — Герман, Тимофти — Гимпу как «прорумынское правительство») как ширму, как алиби для их олигархических/грабительских афер.

«Правительство Молдовы должно быть промолдавским. Про Молдова», — заявил высокий просветитель Совета Европы.

Прорумынским кишиневское правительство было в январе — ноябре 1918 г.

С ноября 1918 г. по июнь 1940 г. Молдавская Демократическая Республика была захвачена королевской Румынией и превращена в «румынскую провинцию».

С 1990 г. кишиневское правительство — вновь прорумынское. И имеем то, что имеем:

позорную нищету, беспредельную коррупцию, прогрессирующую дебилизацию, распроданную страну… Государственное и национальное унижение… Одним словом: ЗАХВАЧЕННОЕ ГОСУДАРСТВО.

Безответственное, преступное пренебрежение основополагающим государственным принципом Про Молдова — За Молдову — в интересах всего народа Молдовы, вызывающе нигилистическое отношение к конституционному положению Преданность стране — священна (ст.56) неизбежно ведут к распаду единства многонационального молдавского общества, к разрушению Молдавского Государства.

В 2007 г. лидер Гагауз Ери Михаил Формузал опубликовал эссе Феномен Гагаузии, в котором мудро, прозорливо предостерегал: «Образно говоря,Гагаузия — это одно из крыльев независимой Молдовы. Второе крыло — Приднестровье. Лишь обретя эти два крыла, Молдова, словно птица, сможет подняться до новых высот в своем независимом развитии. Утратив же эти крылья, Молдова обречет себя на роль вечного провинциального задворья, погрязшего в социальных и экономических кризисах, население которого деградирует и превратится в армию наемных чернорабочих, скитающихся по всему миру».

Чего и добились крикливые политические попугаи «проевропейского правительства» Анти Молдова Филат — Лянкэ, Санду — Герман, Гимпу — Тимофти, Фусу — Гуцу…

Любопытно, знают ли Филат — Санду, Гимпу — Тимофти, Гуцу — Герман и др., что Приднестровская Молдавская Республика простирается и на правом берегу Днестра: богатая экономическая зона Варница — Копанка с важным железнодорожным узлом (два вокзала!), с крупным кластером промышленности (не только гражданской), со стратегическим авто-железнодорожным мостом в центре: Бендеры.

Любопытно, с какой частью Республики Молдова упомянутые продажные политиканы из правительства Анти Молдова хотели бы оказаться в придуманном ими кисельно-молочном «проевропейском» рае?

Василий Стати, доктор исторических наук

Lasă un răspuns

Adresa ta de email nu va fi publicată. Câmpurile obligatorii sunt marcate cu *

12 − four =